Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:58 

"Подарок ", фанфик для Yuzik88

Weiss Kreuz Karneval
Для: Yuzik88
От: :moroz1:

Название: Подарок
Автор: HaGira
Пейринг: Кроуфорд/Шульдих, ОМП
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Размер: мини 2376 слов (~ 16,4 тыс. зсп.)
Предупреждение: АУ, неканон; поствсе
Саммари: Кроуфорд и рождественские открытки и что они значат для Шульдиха

Самым большим богатством Шульдиха, не считая завоеванной потом и кровью личной свободы и большой светлой любви — взаимной, кстати — с его другом и напарником Брэдом Кроуфордом, были рождественские открытки.

Огромные подборки этих умилительно-наивных произведений прикладного искусства хранились в специальном шкафчике в спальне телепата, разложенные по только ему одному понятной системе: открытки с елками, каминами, Святым семейством, ручными оленями и просто празднично украшенными домашними интерьерами — в свечах гирляндах. Целеустремленность, с которой он пополнял свою коллекцию, иногда поражала Кроуфорда, хотя Оракул ничего не имел против этого необычного хобби. Пытливый ум и эмоционально неустойчивая натура телепата нуждались в привязке к чему-то стабильному и постоянному, своего рода точке опоры, — и образы тихого уютного счастья, запечатленные на рождественских картинках, вполне справлялись с этой ролью.

Сейчас, когда им не приходилось убивать ради собственной безопасности, жизнь бывших Шварц могла показаться донельзя скучной. Паранормы-пенсионеры на заслуженном отдыхе — вот как это выглядело. Кроуфорд играл на бирже, Шульдих помогал тратить заработанное. Иногда они брались за выгодные заказы, но только те, которые не вредили их репутации законопослушных бизнесменов. Япония стала их вторым домом, а шумный многоликий Токио, в котором так легко затеряться отошедшим от дел профессиональным убийцам, — лучшим местом на Земле. Имея деньги и время, здесь можно было найти развлечения на любой вкус, а праздники случались едва ли не каждый день.

Только на Рождество их квартира из стандартного космополитичного жилища двух взрослых мужчин превращалась в маленький райский уголок. Шульдих в эти дни вспоминал, что он европеец и в некотором роде христианин, и всячески подчеркивал, что готов чтить традиции главного торжества, даже находясь так далеко от места своего рождения. Когда он доставал припрятанные до того в укромном месте богатства, усаживался возле искусственного камина, украшенного по случаю Рождества мишурой и обязательным носком, и часами любовался волшебными картинками — он умирал для всего остального мира.

Какие мысли вертелись в это время в его рыжей голове, легко читалось по умильно сложенным губам и задумчивым вздохам. Безжалостный циничный телепат превращался в трогательный пушистый клубок нежности и сладких воспоминаний о том, чего у него никогда не было и не могло быть — о счастливом детстве, крепкой семье и прочей ерунде, как мысленно называл это далекий от сантиментов Кроуфорд.

Выуженные из чужого сознания образы «нормальной жизни» уводили Шульдиха в тот мир, где он мог жить, если бы не родился телепатом. Это была минутная слабость. Они не были нормальными и принимали это как данность, но иногда осознание своей исключительности мешает душевному спокойствию.

— Знаешь, я подумал кое о чем, — Кроуфорд отложил газету и погладил Шульдиха по спине, привлекая к себе внимание.

Стоило забеспокоиться, потому что когда Оракул говорил: «Я подумал», в этом всегда был подвох.

— Мы так и не преподнесли друг другу свадебные подарки.

— У нас была свадьба? — удивился Шульдих.

— Нет, но никогда не поздно это исправить.

— М-мм? И что ты предлагаешь?

— Свадебное путешествие.

Скажи это кто-то другой, Шульдих заподозрил бы глупую шутку и жестоко отомстил. В своем стиле, как умел только он. Но Кроуфорд не был склонен к глупым шуткам. Он холил и лелеял «своего» телепата и за столько лет научился обещать только то, что собирался выполнить в ближайшем будущем. Не читая его, можно было сказать, что в голове Оракула созрел какой-то далеко идущий план, раз уж он заговорил о свадьбе.

— С этого места подробнее, — Шульдих выгнулся, как кошка, перекатываясь ближе к Кроуфорду, и положил голову ему на колени. — Что ты задумал, майн либе?

Кроуфорд взял стопку открыток, лежащих здесь же, на ковре, перетасовал их, как карты, и протянул Шульдиху обратной стороной: «Выбери!»

Телепат хихикнул и вытянул из середины совершенно случайную карточку — эта игра понравилась ему с самого начала. На картинке был изображен заснеженный домик в сиянии огней у подножия высоких гор.

— Бриенц, — прочитал на обороте Кроуфорд и задумался. — Швейцарские Альпы? Неплохо. Так тому и быть.

— Что делать в Альпах в это время года? — невинно поинтересовался Шульдих.

Смахнув рыжую челку с глаз, он с любопытством посмотрел на любовника и стал похож на подростка, которому пообещали захватывающий сюрприз, но не сказали, когда он случится.

— Там можно кататься на лыжах, — Кроуфорд прикусил губу, чтобы не рассмеяться. — Большинство именно ради этого ездит в Альпы зимой.

— Ты же не всерьез? Мы не большинство.

Как будто Кроуфорду надо было что-то объяснять. Логично предположить, что он уже все просчитал, распланировал и, возможно, даже каким-то хитроумным способом сам подсунул Шульдиху эту открытку, а иначе не был бы сейчас так монументально спокоен и уверен в себе. Хотя, почему нет? Он же всегда такой.

— Доверься мне, — произнес Кроуфорд глубоким проникновенным голосом, все еще действующим на телепата как приворотное зелье. — Разве я когда-нибудь нас подводил?

***

Перелет в Европу прошел спокойно. После нескольких пересадок они добрались до маленького уютного городка, почти как на любимой открытке Шульдиха: усыпанные снегом крыши домов, новогодние гирлянды на деревьях и окнах, величественные горы на фоне звездного неба — и поселились в симпатичном отеле с ностальгически прекрасным названием «Вайссес Кройц»*.

— Ты это специально сделал? — Шульдих расплылся в довольной улыбке, оценив совпадение. — Признайся, Брэд.

— Я был удивлен не меньше тебя, но нет. Это лучший отель из тех, что я посмотрел. Тебе понравится.

— Мне уже нравится, но в горы мы не пойдем, — выдвинул условие Шульдих. — У меня от высоты закладывает уши и мысли путаются.

Проглотив ехидное замечание: «Свои или чужие?», Брэд охотно согласился:
— Как захочешь. Я же не садист. Здесь есть чем заняться, кроме катания на лыжах.

И правда, первые три дня из запланированной недели отдыха прошли как в сказке. Время в маленьком Бриенце текло удивительно неторопливо для тех, кому по душе были не слишком активные развлечения. По утрам они выходили полюбоваться, как искрится и переливается всеми цветами радуги снег под встающим из-за гор солнцем, гуляли вдоль замерзшего озера, заглядывая в попадавшиеся по пути кафе и ресторанчики — и эти прогулки заменяли им спорт, ради которого приехали сюда многочисленные туристы.

Физическую активность Шульдих предпочитал проявлять в уединении их номера, соблазняя, провоцируя и подзуживая, пока в Кроуфорде не просыпался агрессивный собственник, и он не наваливался на любовника, вплавляясь в его тело каждой клеточкой, каждым напряженным мускулом под гладкой кожей. И хотя у Шульдиха после этого оставались синяки, он мог простить даже некоторую грубость — все, кроме равнодушия. За эти несколько дней он практически уверился, что Брэд его действительно любит, раз уж согласился потратить неделю своей бесценной жизни на полное безделье.

Но идиллия не длится вечно. Даже в Раю в конце концов обнаружился изъян.

— Тебе не кажется, Брэд, что здесь что-то не так? — заметил Шульдих однажды утром.

Он нежился в объятиях любовника после порции неторопливого утреннего секса и был готов обнять весь мир.

— М-да? Что именно?

Рыжие волосы лезли Кроуфорду в рот, щекотали шею, но столкнуть с себя разомлевшего Шульдиха он и не подумал.

— Ты заметил, что в этом городке все какие-то унылые? Кроме туристов, разумеется. Печальные мысли, печальные лица, нерадостная атмосфера. Рекламные проспекты обещали совсем другое.

— У официантки, которая обслуживала нас вчера, были заплаканные глаза, — припомнил Кроуфорд и пожал плечами. Его не волновали мелкие неприятности чужих людей. — Скорее всего, совпадение. Или ты стал слишком чувствительным, Шульдих.

Телепат фыркнул и пояснил:
— Ее бросил парень, с которым они собирались пожениться весной. А что насчет продавщицы в том магазинчике, где мы покупали вино?

Кроуфорд заинтересованно поднял бровь, потому что он даже не запомнил лица этой женщины.

— В ее жизни все хорошо: любящий муж, послушные дети, непыльная работа, а она завидует некрасивой одинокой подруге, которой удалось познакомиться с интересным мужчиной, и чахнет от этой зависти. А инструктор по горным лыжам, который сопровождал группу туристов в нашу гостиницу? Красавчик, кстати, — Шульдих поднял палец. — В его голове полный отстой.

Единственная внятная мысль — почему ему досталась группа, где так много красивых девушек и ни одного симпатичного парня, которого можно трахнуть? А ведь он натурал…

— Ладно, я понял, — ответил Кроуфорд. — Это все местные жители, ведь так? Их всех, или почти всех, в одночасье обуяли невеселые мысли?

— Их мысли есть отражение их внутреннего состояния, — тоном бывалого психоаналитика произнес Шульдих и положил голову Кроуфорду на грудь, чтобы слышать размеренный стук сердца. Этот тихий звук лучше всего успокаивал его мятущееся сознание.

— В любом городе есть люди, недовольные своим существованием.

— Здесь таких людей особенно много, и их угнетенное состояние действует мне на нервы, — Шульдих небрежно повел плечами, словно намекая, что этот факт доставляет неудобство лично ему.

В какой-то мере он был прав. Они прилетели сюда в Сочельник, заплатив немалые деньги за дорогу и жизнь в скромной, по меркам придирчивого телепата, гостинице, и надеялись провести неделю в атмосфере искренней радости и непринужденного веселья. Читать в головах окружающих его людей, что жизнь — дерьмо, Шульдих не подписывался.

Можно было, конечно, выяснить, из-за чего сей славный городок погрузился в унылую меланхолию, и исправить положение.

— Что ты хочешь? Просканировать весь город? — Кроуфорд в принципе не видел в этом необходимости, но если его телепату хочется развеяться, почему бы нет?

— Кто-то очень здорово подпортил их эмоциональное состояние. И это не телепат, — одним ловким движением Шульдих уселся Кроуфорду на бедра, чтобы видеть его лицо. Никакого сексуального подтекста в этом не было, просто привычка не разрывать контакт как можно дольше. Телепат подпитывался этими тактильными ощущениями, как лампочка электричеством.

— Скорее всего, это сделал эмпат. Злой, обиженный на весь мир эмпат, отомстивший таким образом другим, более благополучным людям. Разве ты не хочешь разгадать эту загадку?

— Я не хочу, чтобы ты портил себе отдых из-за ерунды, — Кроуфорд притянул Шульдиха ближе, обнимая за талию. Посмотрел в глаза. — Займись этим, но не увлекайся. Мы же не на работе. Рождество, как никак.

— Я помню. Наш медовый месяц, то есть неделя, — Шульдих поерзал немного, показывая, как трудно ему оторваться от такого приятного утреннего ничегонеделанья. Он обожал этого мужчину, который понимал его, как никто другой. — Поскучаешь без меня пару часов?

— Иди. — Кроуфорд успел хлопнуть слетевшего с кровати Шульдиха по заднице и потянулся за очками.

Несколько часов можно провести с пользой.

Шульдиху не понадобилось много времени, чтобы раздобыть нужные сведения.

— Знаешь, здесь есть одна симпатичная кафешка, а в ней — очень разговорчивая хозяйка, — рассказал он, когда вернулся. — Читать ее мысли одно удовольствие, настоящее бесплатное кино. Она всех здесь знает и обо всех имеет, что сказать.

— Гадости, ты имеешь в виду? — Кроуфорд не сомневался в напарнике. Безошибочное чутье не подвело Шульдиха и, уцепившись за ниточку, он размотал весь клубок. — Что ты узнал?

— Чаще всего мелькает одно имя — Андреас Кунц. Все «пострадавшие», назовем их так, вспоминали о нем. Он как-то связан с этой эпидемией тоски и уныния.

— Кто он такой?

— Понятия не имею, — пожал плечами Шульдих. — Жил здесь, потом переехал куда-то.

— Попробуем узнать что-нибудь об этом неуловимом мстителе.

Кроуфорд открыл ноутбук, чем вызвал раздраженное шипение Шульдиха.

— Ты разве не воспользуешься даром?

— Мой дар не предназначен для такой ерунды, — строго сказал Кроуфорд. — Ограничимся документами муниципалитета.

Оракул сосредоточенно застучал по клавишам, как когда-то делал Наги.

— Вот и он. Андреас Кунц — местный уроженец, он и сейчас живет в соседней деревне. Здесь указан его адрес. Хочешь поехать туда? Можем навестить твою новую игрушку.

— Я тебя люблю, Брэд.

Начавшийся после обеда снегопад затянул окрестности легкой, как вуаль, снежной пеленой, которая почти не ухудшала видимость. Чтобы добраться до деревни, где жил Кунц, им пришлось взять снегоход напрокат в отеле. Навыков Кроуфорда вполне хватало для управления этим несложным транспортом, самым удобным для местных условий. Пока они неслись по заснеженной дороге, на сидящего за спиной Оракула Шульдиха нахлынули не самые лучшие воспоминания. Где-то здесь, в Альпах, располагалась штаб-квартира Эсцет, и Кроуфорду приходилось там не раз бывать. Хорошо, что этого змеиного гнезда больше нет. Чтобы отделаться от неприятных воспоминаний, Шульдих прибег к любимому средству — флирту.

*Не знал, что ты так умеешь!* — даже в его мысленной речи звучало неподдельное восхищение.

*Меня тренировали, как боевика, забыл? Универсальный солдат, — ментальный фон Кроуфорда был окрашен в темные тона, как всегда при мысли о бывших хозяевах. — К счастью, мне удалось подключить к делу мозги.*

*Дааааааа, майн либе. Это самая сексуальная твоя часть!*

Кроуфорд не ответил, махнув рукой в сторону показавшихся за поворотом дороги домиков, в одном из которых проживал Андреас Кунц. Вычислить его не составило труда, так как хозяин возился во дворе, сгребая снег. Невысокий, с одуловатым лицом мужчина лениво скреб лопатой, не обращая внимания на присутствие посторонних, скрытых ментальной защитой. Он, скорее всего, даже не заметил проникновения в свои мысли — настолько умелым телепатом был Шульдих.

*Он развелся с женой в прошлом году и до сих пор переживает по этому поводу. Она считала его никудышным мужчиной, в постели и в жизни, чем нанесла неизгладимый удар по самолюбию. Детей у них не было, и Кунц боится, что это его вина, потому что он не такой, как все. Друзей он не завел, Кунц плохо сходится с людьми, а эмпатия помогает ему чувствовать их истинное отношение, что не способствует дружбе. Сплошное невезение*, — с ядовитым сарказмом заметил Шульдих.

*Невезение в том, что он родился слабым паранормом, — без иронии ответил Кроуфорд. — Он ничего не знает о своем даре?*

*Догадывается, но не уверен. Паранормом вообще не сладко родиться, сам знаешь. С другой стороны, Андреас Кунц никогда не был в Розенкройц, а это несказанный подарок судьбы. Дай мне пять минут.*

Они постояли еще немного. Шульдих запрокинул голову и закрыл глаза; он имел вид абсолютно отрешенного человека, полностью ушедшего в себя. Никто бы не догадался, что в это время он ломает чужую жизнь.

*Все, — встрепенулся он. — Я закончил. Я дал ему новую установку. Теперь наш невезучий эмпат будет чувствовать себя обязанным осчастливить всех, кому он причинил неприятности.*

*Тебе его не жалко?* — подразнил Кроуфорд.

*Нет. С какой стати? Он маленький депрессивный ублюдок, зацикленный на себе и своих жалких неудачах, — улыбка Шульдиха напоминала оскал акулы-людоедки. — Пусть научится отдавать, а не только брать.*

Это несколько наигранное возмущение возымело неожиданный результат — Кроуфорд притянул его к себе и шепнул на ухо:
— Обожаю, когда ты заводишься из-за ерунды. Поехали обратно?

Все так же под прикрытием ментального дара телепата, они вернулись к тому месту, где оставили снегоход.

— Решил побыть Сантой? — шутливо произнес Кроуфорд. — А мне подарок полагается?

— Есть пожелания? — рыжий посмотрел через плечо.

— Хочу, чтобы на тебе был только колпак с помпоном и красные сапожки, — хищно улыбнулся Кроуфорд. — И все.

— Какой ты однако фантазер. Заметано!

***

Оставшиеся несколько дней отдыха были наполнены безоблачным счастьем. Впрочем, Шульдих кажется перестарался в своем стремлении сделать мир лучше, потому что на лицах постояльцев гостиницы и персонала постоянно мелькала идиотская улыбка, а когда Шварц уезжали, девушка на ресепшене с искренним энтузиазмом помахала им вслед рукой.

— Надо будет повторить, — заметил Шульдих, глядя на проплывающие под крылом самолета отроги Альп. — У нас осталось еще три недели медового месяца.

— Тебе понравилось? — заинтересовался Кроуфорд. — Ты работал совершенно бесплатно.

— Я делал это для нас, — с еле заметной гордостью заявил Шульдих. — Я не такой жадный, как ты думаешь. Ради нашего благополучия я готов потрудиться.

— Я знаю, знаю, — Кроуфорд сжал пальцы Шульдиха в своей руке. — Но люблю тебя не за это.

— А за что?

Глупее вопроса невозможно было придумать, но ответ был очевиден.

— Просто люблю.

Конец.


Примечание:
«Weisses Kreuz» - такой отель действительно существует, можно посмотреть

@темы: слэш, Шульдих, Кроуфорд, Secret Santa-2016, PG-13, фанфик

URL
Комментарии
2016-12-28 в 02:03 

Yuzik88
"Мадам Камфри держалась молодцом, хотя и за косяк двери".(с)
Вау, автор!:heart: Огромное спасибо за такой замечательный подарок!:ura:
Шульдих просто невероятно восхитителен! И эта семейная идиллия настолько настоящая, что просто видишь героев наяву! *____*
Очень понравился такой медовый месяц, и даже "работа" оказалась в ноту романтике :)
Нереально здорово!:buddy::red::red::red:

2017-01-09 в 16:07 

HaGira
Yuzik88, спасибо, в такое время, как сейчас - Рождество, НГ и дальше по списку :) - рука не поднялась писать о чем-нибудь страдательном
только любовь, только счастье в их дом :love::love::love:

2017-01-09 в 18:35 

Yuzik88
"Мадам Камфри держалась молодцом, хотя и за косяк двери".(с)
HaGira, вышло просто замечательно :vo::heart::heart::heart:

2017-01-14 в 23:55 

d-umka
какая теплая история, приятно посмотреть, что Шульдих тоже может делать добрые дела)

   

Weiss Kreuz Karneval

главная