23:58 

"Дары Вайссов", фанфик для Ayumi Lemura

Weiss Kreuz Karneval
Для: Ayumi Lemura
От: :moroz1:

Название: Дары Вайссов
Пейринг: Айя, Кен
Категория: джен
Жанр: романс с долей юмора
Рейтинг: G
Размер: мини, 3592 слова 21,7 тыс. знаков с пробелами)
Саммари: работа под прикрытием в канун Рождества
Комментарий автора: при написании использованы цитаты из рассказа О’Генри «Дары волхвов» в переводе Е.Калашниковой. Собственно, этот рассказ и послужил вдохновением.

«Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра Рождество.
Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.»


Кен фыркнул и отложил книгу.
«Почти как у нас…», - усмехнулся он. Конечно, их финансовое положение не сравнить с героями О’Генри, КР хорошо платит своим – но вот уже два месяца они с Айей живут под глубочайшим прикрытием, изображая из себя парочку нищих гастарбайтеров.
Нет, Кен не жалел – он сам вызвался составить Айе компанию. Альтернативой было послать с ним Юки, но так рисковать парнишкой не хотелось никому. Необходимо было найти, наконец, того или тех, кто решил устроить в Ипсвиче этническую чистку и безжалостно убивает приезжих – и быстрее всего было поймать мерзавцев «на живца». Кен не имел ничего против работы на стройке, но, черт побери, почему они при этом и жить должны в обшарпанной квартирке в убогом районе, и питаться не пойми чем на те жалкие гроши, которые им там платят?! «Для полной достоверности», ага, как же…
Скрип ключа в замке отвлек его от размышлений о несправедливости жизни. Кен радостно повернулся к двери и помахал рукой Айе. Подскочил и кинулся забрать у него пакет с продуктами, чтобы отнести на крохотную кухню, пока напарник отряхивал снег с куртки.
- Айя, ты купил рыбу! – обрадовался он, сунув любопытный нос в пакет. Фудзимия хмыкнул. – О, и соевый соус! Наконец-то у нас будет нормальный ужин!
Айя в коридоре преувеличенно громко фыркнул. Очевидно, ему, как и Кену, осточертела лапша быстрого приготовления, которую они вынуждены были есть последние четыре дня. Хозяин стройки снова задержал зарплату. Но все же даже такая лапша была лучше местных ресторанов общественного питания – желудок Кена до сих пор начинал протестующее бурчать при одной мысли о бургере из ближайшего «Макдональдса», а битву за туалет, развернувшуюся после попытки поесть в дешевом «японском ресторане» через улицу, Кен по сей день вспоминал с содроганием. Айя, очевидно, тоже, если предпочел потратить остатки денег на нормальную еду.
Хидака быстро заглянул в кухонные шкафчики и холодильник, чтобы прикинуть, какие продукты есть в наличии и что можно из них соорудить.
«Нори есть… Рис в рисоварке тоже… И немного мисосиру еще осталось…»
- Я сделаю онигири, - сообщил Кен зашедшему в кухню Фудзимии. Айя согласно кивнул и устало опустился на табуретку. Он безмолвно наблюдал, как Кен хлопочет, и краешки его губ тронула улыбка.
- Хорошо смотришься в роли домохозяйки, Кен, - тихо сказал он наконец. Хидака, не оборачиваясь, на несколько секунд поднял вверх оттопыренный средний палец и беззлобно засмеялся. Его руки так и мелькали, ловко прессуя рис с рыбной начинкой и аккуратно заворачивая пухлый уголок в нори. Скоро на тарелке высилась небольшая горка онигири, и Кен гордо водрузил тарелку перед Айей. Следом он поставил перед ним плошку с мисосиру, не забыв вторую для себя.
- Приятного аппетита! – пожелал он. Айя коротко улыбнулся.
- Спасибо, Кен. И тебе.


Ужин прошел в уютном молчании – оба были слишком голодны, чтобы тратить время на разговоры. Но наконец еда закончилась, они в четыре руки убрали со стола и сгрузили посуду в раковину.
- Я помою, - решительно сказал Айя. – Ты готовил.
Кен согласно кивнул. Обостренное чувство справедливости Фудзимии было общеизвестно. И это было лишь одним из тех качеств, за которые Кен его любил…
Да. Любил.
Давно и бесповоротно.
И это было больше, чем уважение к товарищу по команде, с которым они сражались спина к спине. Больше, чем восхищение силой и незаурядным умом. Айя мог казаться неэмоциональным, порой - жестоким, но Кен знал его дольше других. Видел, на что Айя был готов ради сестры. Слышал тепло в его голосе, когда он говорил о сестре. Помнил, как теплели фиалковые глаза, когда Айя что-нибудь объяснял Сэне или, еще до Сэны, Оми. Помнил, как Айя вел себя с Сакурой. И помнил, как ему отчаянно хотелось, чтобы эти глаза хоть раз взглянули с таким же теплом на него, Кена Хидаку… Но только тут, в Англии, этой мечте суждено было сбыться – и то не сразу…

Толпа в аэропорту Хитроу просто ошеломила Кена. Он был совершенно не готов к тому, что вокруг будет целое море людей, спешащих, галдящих – причем на чужом языке! И только стоящий в сторонке блондин с табличкой с надписью латиницей «Хидака» спас его от полной растерянности.
Блондина, как он быстро узнал, звали Хлоэ. Он-то и привез его в магазин «Kitten’s House» (Кен сполна оценил иронию, когда сумел перевести название на японский) и провел в торговый зал, пустой по случаю раннего времени (магазин был еще закрыт, блондин отпирал его своим ключом и снова запер, когда они вошли). Здесь Хлоэ и оставил Кена, пообещав:
- Айя сейчас придет.
Блондин исчез где-то в задних комнатах, а Кен сбросил сумку в углу и остался оглядываться вокруг. Зрелище было настолько привычным, что он невольно улыбнулся. «Будто и не прошло столько времени… Я словно снова вернулся в наш магазинчик.»
Ради интереса он прошелся вдоль полок и подставок, пытаясь понять, чем тут торгуют. Набор был довольно стандартным – розы, хризантемы, гвоздики, тюльпаны, герберы… А вот некоторые комнатные растения в горшках, что стояли по полкам, были ему знакомы только по фотографиям в книгах – в «Конэко» они такими не торговали. Кен пробежал взглядом по целому шкафу фиалок самых разных сортов, потрогал бархатистые листья… Остановился возле одной, нахмурился.
«Кажется, этой бедняге плохо…»
Кен попробовал землю пальцем – она была сухая. Хидака заозирался в поисках воды, быстро нашел лейку и кран в углу… Попутно заметил, что еще пара фиалок тоже требуют полива – и пошел вдоль шкафа, методично проверяя каждый горшок и поливая, где требовалось.
Он так увлекся, что не услышал тихие шаги за спиной, и вздрогнул, услышав до боли знакомый голос:
- Решил вспомнить прошлое, Кен?
Осторожно поставив лейку на пол, он повернулся, заглянул в фиалковые глаза и тихо сказал:
- Привет, Айя. Я все-таки приехал…


Айя убрал в шкаф последнюю миску и закрыл воду. Аккуратно снял фартук и повесил на крючок. Оглянулся, проверяя, не забыл ли чего. Убедившись, что на кухне полный порядок, он направился в маленькую гостиную (она же служила спальней, когда они с Кеном раскатывали футоны между телевизором и стенным шкафом).
Кен сидел на продавленном диванчике в углу с книжкой. Айя остановился в дверях и какое-то время наблюдал за ним. Удивительно, насколько домашним и уютным мог быть Сибиряк, и насколько естественным это оказалось. Кен как-то ненавязчиво взял на себя роль домохозяйки – готовил, убирал, запускал стиральную машинку, встречал Айю готовым ужином… И это было безумно приятно. Фудзимия ни за что не признался бы в этом другим, но такая забота согревала и создавала ощущении Дома и Семьи. Ощущение, которого ему очень долго не хватало. Нет, он искренне дорожил своей нынешней командой – и Хлоэ, и Фри, и Мишелем, и Юки – но Кена он в какой-то момент стал считать своей семьей. И даже не потому, что Кен оставался последним человеком из его прошлого. Не только потому, что Кен знал его дольше других. Просто в какой-то момент Айя понял, что не хочет потерять последнего члена своей команды…
А ведь однажды он уже думал, что потерял его. В тот момент, когда они стояли друг против друга в аэропорту и он просил Кена: «Поедем со мной…» Но Кен все никак не мог решиться, стоял, потупившись - и Айя тяжело вздохнул, развернулся и пошел к выходу на посадку. И уже не видел, как Кен вскинул голову, потянулся к нему, словно пытаясь остановить… и беспомощно уронил руку, так и оставшись на месте. Да, тогда, в тот момент, он думал, что больше не увидит Хидаку. И как же он был рад ошибиться!
Потом был период неуверенности, когда они словно заново знакомились – ведь оба изрядно изменились. Но постепенно неловкость ушла, они снова смогли шутить и улыбаться друг другу… и наконец он понял, что уже не представляет себе свой мир без Кена Хидаки. Взбалмошного, безудержно веселого, уютного и домашнего Кена.

Кен почувствовал на себе его взгляд, поднял голову и улыбнулся, откладывая книгу.
- Все?
Айя кивнул. Прошел через комнату и сел рядом.
- Ну что, видел кого-нибудь? – тихо спросил Кен. Айя покачал головой.
- Нет. Либо они затаились, либо мы их не заинтересовали.
Уже который вечер Айя и Кен по очереди нарочно выходили куда-нибудь – в магазин, кондитерскую, в ближайший парк (хотя туда они чаще ходили вдвоем, на пробежку) – в надежде привлечь внимание тех, кого они должны были найти. Задача была простой: заманить и схватить хотя бы одного из негодяев. Если за убийствами не-англичан стоит не один человек, а некая организация, все равно пойманного можно будет разговорить и затем взять всех. Увы, пока поймать не удалось никого.
Какое-то время они молчали, но молчание было уютным.
- Рождество скоро…- тихо сказал Кен. Айя кивнул. Конечно, праздник не японский, но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, и за время жизни в Англии они привыкли отмечать его со всеми. Тем более что это оказалось весело – Хлоэ и Фри ставили елку, младшие (Юки, Мишель и Куруми) наряжали ее… И рождественские подарки – отличная традиция, которую Айя и Кен радостно переняли.
- Похоже, в этом году у нас не будет ни елки, ни подарков, - разочарование в голосе Кена было искренним и явным. Айя кивнул.
- Похоже на то. Если мы сюда притащим елку, плакала вся наша конспирация.
- Жалко, - вздохнул Кен, и с этим Айя не мог не согласиться.



* * *

«Надо вам сказать, что у четы Джеймс Диллингем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно – золотые часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое – волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы – специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряды и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо, всякий раз доставал бы часы из кармана – специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе волосы от зависти.»

Кен усмехнулся, чуть отложив книгу. «Точно про нас! У нас сейчас тоже всего два сокровища – катана Айи да мой мотоцикл…»
Он помнил, как команда долго и ожесточенно спорила, брать ли Айе с собой катану или это не соответствует их легенде. Айя решительно заявил, что без катаны никуда не пойдет – и КР пришлось в итоге согласиться, при условии, что катана будет храниться в квартире, и таскать ее с собой Айя не будет. После этого отстоять право Кена на любимый мотоцикл было легче легкого.
«Рождество уже завтра...» - снова подумал он. «А подарка для Айи у меня нет… и скорей всего не будет.»
Он знал, что хотел бы подарить другу. Без сомнения, это было создано для Айи, и только для него. Ничего подобного в других магазинах не нашлось , а уж он все в них перевернул вверх дном. Это была деревянная подставка для меча – такая же черная, как ножны катаны Айи, при этом настоящая, антикварная, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском – такими и должны быть все хорошие вещи. Как только Кен увидел ее, он понял, что подставка должна принадлежать Айе. Она была такая же, как сам Айя. Скромность и достоинство – эти качества отличали обоих. Но, естественно, стоила эта прелесть изрядно, как любой антиквариат, а добраться сейчас до банка и снять деньги со счета Кен не мог – иначе прощай конспирация.
Вздохнув, Кен снова взялся за книгу – чтобы отвлечься от мыслей о несбывшемся подарке и от беспокойства за Айю, который сегодня снова был подсадной уткой.
«И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.
Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову – и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.»

Кен читал, как Делла продает свои волосы, чтобы купить подарок мужу, и не мог не признать, что это было красиво – и символично, и трогательно, и очень романтично. Он в деталях представил себе эту красоту – благо автор не поскупился на описание – и готов был всплакнуть вместе с героиней. И вместе с героями смеялся в конце.
«Вот это любовь…» - подумал он, откладывая наконец книгу. Закинув руки за голову, он какое-то время сидел в задумчивости. Вдруг глаза его сверкнули, он сел прямо, бросил взгляд на часы, долго смотрел перед собой…
«А что если..?»
Порывисто вскочив, он накинул куртку, убедился, что не забыл телефон (вдруг Айя станет звонить?!), схватил с полки ключ и выбежал из квартиры. Если повезет, он успеет вернуться до того, как придет Айя.

Айя отряхнул снег с куртки, переложил сверток в другую руку и выудил из кармана ключ. «Надеюсь, Кен уже дома…» - улыбнулся он, предвкушая, как вручит ему свой подарок.
Идея подарка пришла ему в голову уже давно (он много раз видел, как Кен разглядывает одну и ту же страницу интернет-магазина), но только сегодня он решился на этот отчаянный шаг. К счастью, никто не успел опередить его. И хотя Айя хоть убей не понимал, как можно выложить такую бешеную сумму за мотоциклетный шлем, к тому же уродливой раскраски – пусть даже это шлем какого-то там супер-крутого мотогонщика, в котором он был в день своей последней, ставшей для него роковой, гонки – но ради того, чтобы увидеть счастливое лицо Кена, когда тот откроет коробку, он готов был на многое.
Он уже забегал сегодня домой, чтобы осуществить свою идею, но Кена дома не оказалось, а по телефону Хидака только ответил, что он в магазине и вернется через час-полтора. Айя прикинул, что ему как раз хватит времени, и не стал терять ни минуты.
Ключ щелкнул в замке. В квартире было темно – значит, Кен еще не вернулся. Пожалуй, Айе это было только на руку – он успеет переодеться и собрать что-нибудь на стол… Тем более, после покупки подарка у него еще кое-что оставалось, и он побывал в продуктовом магазине.
Он успел. К моменту, когда Кен открыл дверь, на кухне ждал накрытый стол, а Айя с самым невинным видом сидел на диванчике и листал книгу. Ту самую, которую читал Кен.
- Привет, - сказал он, поднимаясь и выходя навстречу Кену. В руках у того было два пакета – один с логотипом ближайшего продуктового магазина, а второй – простой коричневый. Когда Айя протянул руку, чтобы отнести пакеты на кухню, Кен выхватил у него второй.
- Этот не надо, оставь.
Айя пожал плечами и понес на кухню покупки. Открыл пакет и присвистнул.
- Неужели свершилось чудо и этот жмот наконец-то заплатил нам?
- Не-а, - донесся голос Кена. Айя недоуменно посмотрел на полный пакет еды – этого им хватит на неделю, но он примерно представлял себе, сколько все это стоило… Там была даже бутылка сакэ, причем не самого плохого!
- Все в холодильник или сразу на стол? – уточнил он.
- Оставь там, я сам разберу, - попросил Кен. – Иди лучше сюда, я тебе кое-что принес.
Заинтригованный, Айя вернулся в гостиную. Кен успел снять куртку и разуться, и теперь держал в руках белую продолговатую картонную коробку – судя по форме и размеру, это она была в том самом коричневом пакете.
- Айя, я знаю, ты скажешь, что я спятил, но… я просто не мог оставить тебя без подарка, - смущаясь, признался Кен. – И… я подумал, что это самый подходящий для тебя подарок…
Он протянул Айе коробку. Фудзимия осторожно открыл ее, и глаза его слегка округлились.
- Это же… для катаны, да? Та самая, что мы видели в антикварной лавке? – неуверенно спросил он. Кен кивнул. Что-то в голосе Айи заставило его насторожиться.
- Айя… Тебе не нравится? – с тревогой спросил он.
Глаза Айи остановились на Кене с выражением, которого он не мог понять, и ему стало страшно. Это не был ни гнев, ни удивление, ни упрек, ни ужас – нечто непонятное. Он просто смотрел на него, не отрывая взгляда, и лицо его не меняло своего странного выражения.
- Я думал, ты обрадуешься… Мне казалось, она идеальна для твоей катаны, - медленно промолвил Кен, махнув рукой на комод, где обычно лежала любимая катана Айи. Вдруг он дернулся всем телом.
- Айя… Твоя катана! Ее нет!
Айя наконец отмер. Осторожно убрал подставку обратно в коробку и отставил ее в сторону. Шагнул к Кену и тихо сказал:
- Я продал ее, Кен. Потому что я тоже не мог оставить тебя без подарка.
- Ты продал катану? – удивленно повторил Кен. Айя кивнул, наклонился и извлек из-под дивана свой подарок – большую квадратную коробку со шлемом.
- Я знаю, ты давно мечтал об этом, и я подумал, что… В общем, это тебе.
Кен, все еще в шоке, открыл коробку, запустил туда руки и извлек шлем. Айя затаил дыхание. Несколько секунд Кен вертел шлем в руках, разглядывал его с совершенно непередаваемым выражением лица. Потом нахмурился.
- Погоди… Шлем Ямадзаки Такэси?!
Айя молча кивнул. Кен еще пару секунд держал подарок в руках, потом осторожно убрал его в коробку.
- К нему прилагается сертификат, подтверждающий подлинность, - тихо сказал Айя. – Я подумал, что ты будешь чувствовать себя самым-самым крутым, рассекая в нем по ночным улицам на своем мотоцикле…
Кен на пару секунд замер, а потом вдруг расхохотался. Айя непонимающе моргнул.
- Что смешного?
- Прости… Я не над тобой…- с трудом выдавил Кен, сгибаясь пополам от смеха. – Как в книжке! Блин, как в книжке!
Айя все еще не понимал ничего. Кен отсмеялся, распрямился и взглянул на Айю. Тот смотрел на него с непроницаемым лицом, ожидая объяснений.
- Прости, Айя. Это действительно крутой подарок, и я правда мечтал о нем. Но… понимаешь… - он растерянно поскреб в затылке, потупился, потом снова посмотрел на Айю, - я продал мотоцикл, чтобы купить подставку для твоей катаны.
Вот теперь до Айи в полной мере дошла ирония ситуации. Он не стал хохотать, но улыбнулся от души, поняв наконец, какую книжку имел в виду Кен, и вспомнив одну из последних строчек рассказа О'Генри.
«- Делл, - сказал он, - придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, пожалуй, самое время жарить котлеты.»

Они вдвоем выставили на стол часть продуктов, что принес Кен, и у них был поистине праздничный ужин. Еще у них было сакэ, и два футона рядом на полу – и целая ночь впереди…


Эпилог
Неделю спустя

- Что ж, - сэр Криптон прошелся по кабинету, - можно сказать, что ваша задача выполнена. Пусть и помогла вам в этом случайность – ведь ты не мог знать, Айя, что скупщик , которому ты продал катану, наводчик этой банды и расскажет своим друзьям о «глупом япошке, который сегодня унес кучу бабок». И ты, Кен, не мог знать, что мотоцикл у тебя купил один из исполнителей. Но когда они по наводке скупщика вломились в вашу квартирку, вы их отлично повязали. Эти красавцы не стали строить из себя героев и сдали всю организацию со всеми потрохами. Полицейские оперативно их накрыли, и сейчас все они заливаются соловьями в камере предварительного заключения, давая показания.
Айя и Кен переглянулись. Они ожидали, что начальство устроит им нагоняй за несоблюдение конспирации – ну откуда, в самом деле, у гастарбайтера боевая катана или отличный полу-гоночный мотоцикл? – но в итоге все действительно обернулось к лучшему.
- Мне, конечно, жаль, что из-за этого расследования и работы под прикрытием вам пришлось пропустить праздник, - добавил КР, - но, в качестве извинения, у меня есть для вас подарки. Идемте.
Парни пожали плечами и последовали за начальством – как оказалось, в гараж. Там стояло довольно больших размеров нечто, накрытое белой тканью и перевязанное огромной алой лентой. Под удивленными взглядами парней КР картинным жестом дернул ленту, ткань упала, и…
- Сион?!
- Мой мотик!!!
Два выкрика прозвучали одновременно, и парни не сговариваясь кинулись вперед, туда, где стоял мотоцикл Кена, а на его сиденье лежала катана Айи.
КР, которому понадобилось немало влияния и хитрости, чтобы вернуть проданные вещи, с мягкой отеческой улыбкой наблюдал за ними. Отрадно было видеть, что несмотря на специфику своей «работы» парни не очерствели сердцем. И КР искренне надеялся, что так и останется впредь…

«Волхвы – те, что принесли дары младенцу в яслях, были, как известно, мудрые, удивительно мудрые люди. Они-то и завели моду делать рождественские подарки. И так как они были мудры, то и дары их были мудры, может быть, даже с оговоренным правом обмена в случае непригодности. А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей из восьмидолларовой квартирки, которые самым немудрым образом пожертвовали друг для друга своими величайшими сокровищами. Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду. Они и есть волхвы.»

@темы: Secret Santa-2015, джен, Кен, Ая, фанфик, G

URL
Комментарии
2016-01-02 в 10:25 

Рыжая Стервь
Нет предела совершенству!
Офигенные Кэн и Ая! :hlop:

2016-01-02 в 14:27 

Ayumi Lemura
Я Смог! И Ты Сможешь! >=D
Как хорошо и тепло по-праздничному :heart: И такие отношения между ними описаны, прямо из моей головы - простые и естественные, без лишних пиздостраданий :rolleyes:
Правда, не верю, что Ая смог бы продать свое сокровище ради рождественского подарка, но это же сказка, к тому же в конце им вернули их сокровища (а то я очень переживала), так что все замечательно.

Спасибо за настроение, милый Санта! :rotate:

2016-01-02 в 14:53 

Ayumi Lemura, автор рад, что получилось угодить!

URL
2016-01-02 в 15:19 

Фарфарелло Эпинэ
Тепло и красиво. Спасибо! :flower:

   

Weiss Kreuz Karneval

главная