23:35 

"Спасательная операция", фанфик для Miriadka

Weiss Kreuz Karneval
Для: Miriadka
От: :moroz1:

Название: Спасательная операция
Ссылка на оригинал: Cavalry
Автор: Daegaer
Пейринг: Наги/Мамору, ОМП
Категория: слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Размер: 3030 слов в оригинале
Примечание: Написано для челленджа Танабата в Летней битве-2014 «Вайсс против Саюки».
Саммари: Мамору предали, и он нуждается в помощи.

Казалось, это был самый обычный день. Мамору встал рано, как обычно, обещая себе – как обычно – что в эти выходные выспится за всю неделю, и прочитал первую за день сводку, пока ел свой одинокий завтрак. Последний штрих – быстрая проверка, что на галстуке нет брызг от кофе – и он был готов.

Мамору знал, что ждущий его автомобиль окажется как всегда отмытым до блеска и ледяной свежести, и пожалел, что дресс-код не позволяет надеть теплый свитер. Он не раз говорил водителям, что чистить машину так тщательно каждый день нет необходимости, но они только вежливо улыбались, всем видом демонстрируя, что наследник босса не понимает, как должны делаться дела.

Его нынешний шеф безопасности, Кога, встретил его у лифта, и они в молчании спустились в гараж. Он быстро выяснил, что у Коги был только один интерес – бейсбол, и мало желания обсуждать это с начальством.

– Доброе утро, Ямада-кун, – сказал Мамору, вежливо кивая дежурному водителю.

– Доброе утро, Такатори-сан.

– Как семья, Ямада-кун?

– Все хорошо, Такатори-сан, спасибо.

– Вам нравится водить новую модель Аристо, я надеюсь?

– Это удовольствие, Такатори-сан. Кажется, Тойота сейчас называет их «Лексус» по всему миру.

– Полагаю, что это упрощает ситуацию для иностранных инвесторов.

Ямада улыбнулся и придержал для него дверь. Мамору скользнул на заднее сиденье и устроился поудобнее, пока Ямада и Кога садились впереди. Он уже поговорил на ту же тему с каждым из водителей и должен был придумать что-то новое для разговора с ними на следующее утро.

Мамору открыл портфель, достал оттуда подборку статей о компании из утренних газет и нахмурился, обнаружив, что некоторые совершенно нечитаемы. Вот вам и хвалёная новая программа перевода, подумал он, обращаясь к статьям утешительно японского происхождения. Финансовые статьи были, к счастью, все положительные; у него даже хватило времени бегло просмотреть пару заметок из светской хроники о благотворительном аукционе, где он присутствовал.

Звук выстрела в тишине салона был подобен пушечному. Мамору в ужасе увидел, как Кога, отброшенный силой выстрела на боковое стекло, безжизненно скользит вниз, оставляя за собой темно-красный след. В сияющем чистотой салоне это выглядело еще страшнее. Мамору упустил момент, выглядывая стрелка снаружи, и только затем заметил пистолет в руке Ямады. Старые – и как он подумал позже, крайне глупые – инстинкты взяли вверх, и он прыгнул вперед, стремясь завладеть оружием. Ямада резко вывернул руль, свернув в переулок под оглушающее гудение клаксонов позади, и Мамору отшвырнуло в дальний конец сиденья. Его портфель вывалился на пол. Автомобиль набрал скорость, а когда Мамору сумел вернуть себе вертикальное положение, Ямада ударил по тормозам. Мамору бросило вперёд, приложив лбом о подголовник переднего сиденья. Ошеломлённый, он откинулся назад, не зная, куда Ямада везёт его. Когда машина остановилась, они были в огромном заброшенном гараже. Мамору попробовал дверь – она была заперта.

– Такатори-сан, пожалуйста, – сказал Ямада, наведя на него пистолет. – Пожалуйста, ведите себя тихо.

Подъехал автофургон, и из него выпрыгнули трое мужчин. Мамору подумал, что его автомобиль мог бы выдержать по крайней мере их первое нападение.

– Послушай, Ямада, вытащи нас отсюда. Я могу уладить дела с полицией, ты же знаешь. Давай, ты можешь. Клянусь, что сделаю для тебя всё возможное.

– Я сожалею, Такатори-сан, – сказал Ямада с больным видом. – У них моя жена.

Он разблокировал двери.

– Ты должен был прийти ко мне, – сказал Мамору.

– Да что вы можете сделать теперь, когда он ушел?


– Что тут за разговоры? – один из подошедших к машине мужчин вытащил Мамору наружу. – Ямада, тебе туда.

Двое уволокли Мамору в фургон. Минуту спустя он услышал выстрел, и последний из похитителей присоединился к ним.

– Вы совершаете ошибку, – сказал Мамору со всей возможной убедительностью.

Третий бандит ударил его пистолетом в висок, и что было дальше, Мамору не знал.


Когда он пришел в себя, то обнаружил, что лежит на боку на узкой кровати в маленькой, тесной комнате, его запястья связаны. Небольшие окна высоко под потолком были тёмными; исхитриться повернуть руки так, чтобы увидеть часы, было настоящим мучением. Он пошевелился, пытаясь принять положение, которое дало бы отдых его затёкшим мышцам. «Черт, я несколько часов был в отключке», – подумал он. А потом: «Бедный Кога. Бедный Ямада. Бедная его жена».

Дальнейшие мысли были прерваны открывшейся дверью. Вошёл один из похитителей.

– Проснулся? Пошли.

Он подождал, пока Мамору встал, затем, подталкивая сзади, заставил его проковылять в соседнюю комнату, где остальные сидели, поедая покупные бенто и запивая их дешевым пивом. Похититель освободил его запястья и толкнул к нему остатки одного из бенто.

– Если другие оставят что-нибудь, можешь съесть и это тоже.

– Вы должны отпустить меня, – пробормотал Мамору, запихивая в рот засохший рис и стараясь не морщиться, когда кровь прилила в его развязанные руки. Контейнер для бенто был из хлипкого пластика, бесполезный в качестве оружия, а сам Мамору потерял навык. Может, если его похитители неподвижно простоят на месте достаточно долго, он сможет втереть васаби им в глаза?

– Заткнись. Пей.

Когда он подозрительно понюхал открытую банку, они засмеялись; пить очень хотелось и, поскольку в банке вроде как не было ничего более опасного, чем пара глотков тёплого, безвкусного пива, он их выпил.

– Благодарю вас за то, что поделились вашим ужином со мной, – сказал он вежливо. – Как мы можем разрешить эту ситуацию?

– Теперь, Такатори, когда мы с тобой подружились, – сказал человек, застреливший Ямаду, доедая маринованные овощи в своем бенто, – я хочу рассказать тебе о нашем друге. Ты когда-нибудь слышал о Ошире Ичиру?

Мамору покачал головой. Он знал, что Ошира был в тюрьме. Один из многих сторонников возврата Японии к традиционным ценностям, Ошира Ичиру не выражал это убеждение через сожжение людей заживо или сводя с ума подростков с помощью музыки, как те «традиционалисты», с которыми Мамору приходилось иметь дело раньше. Он всего лишь подложил бомбу в школу, где был высокий процент учащихся из числа меньшинств. Это был один из моментов, когда Мамору сожалел, что до преступника добралась полиция, а не Вайсс.

– Он несправедливо лишён свободы беззаконным государством, – сказал похититель. – Мы собираемся обменять тебя на него.

– Зачем властям идти на это? – сказал Мамору. – Я просто бизнесмен.

– Ты один из спонсоров Критикер. Даже не пытайся врать, Такатори. И теперь ты запишешь коротенький ролик, объясняющий твоё положение и наши требования. Конечно, после того, как поешь, мы же не варвары. Хочешь? – он кивнул на объедки от своего ужина.

Там оставался только давленый рис. Мамору взял его и съел всё до крошки. Ему нужно было поддерживать силы – похитители не делали никаких попыток скрыть свои лица, и он был не настолько глуп, чтобы верить, что они собирались оставить его после этого в живых. Ещё было важно, чтоб они продолжали верить, что его связи с Критикер были только финансовыми – иначе последние дни жизни он проведёт под пытками.

Они посадили его перед голой стеной и сняли, как он зачитывает их требования. В конце он отошёл от сценария, попросив прощения за причинённые неудобства, и закончил глубоким поклоном с извинениями. Он надеялся, что это было похоже на то, что сделал бы не слишком связанный с Критикер человек. Затем его затолкали обратно в маленькую комнату с кроватью, его руки снова связали, к счастью, менее туго, чем раньше, и оставили ему ведро в качестве туалета.

Оставшись в одиночестве, он принялся размышлять. Похитители никак не должны были связать его с Критикер, даже в качестве спонсора. Кто-то где-то слил информацию, и это был не Ямада.

Он лёг на кровать, прикидывая, мог ли он рассчитывать на верность своей организации, и надеясь, что этой верности хватит на то, чтоб прийти ему на помощь.

Они придут, решил он. Они должны прийти. В любую минуту кто-то, кто сейчас был вместо Вайсс, появится, чтобы вытащить его отсюда.

Он закрыл глаза, жалея, чтобы должен полагаться на Вайсс, но увы - прошли те дни, когда у него была другая поддержка, и тут уж ничего не поделаешь.

На следующий день его вывели из комнаты поздним утром. Голова пульсировала болью; воздух в помещении становился всё более спёртым, а вонь от ведра всё сильнее. Головная боль и отвращение на некоторое время пересилили чувство голода, но при виде еды желудок забурчал.

– Угощайся, – с издёвкой сказал убийца Ямады (судя по всему, главарь похитителей), и засмеялся, глядя, как Мамору ест куски хлеба, оставшиеся от гамбургеров, вместе с несколькими вялыми ломтиками жареной картошки, и жадно пьёт воду от растаявших кубиков льда.

– Уже не такая важная шишка, правда? – заметил другой похититель.

– Такатори, ты должен сделать еще одну запись, – сказал главарь. – Твой актёрский дебют был не очень убедителен, и твои друзья говорят, что они не пойдут на сделку с террористами. Возможно, их нужно убедить, что мы просто неравнодушные граждане, и что ты, приятель, не вернёшься домой, пока мы не получим Оширу. До сих пор мы относились к тебе хорошо. Возможно, тебе стоит сказать твоим друзьям, что это может измениться.

– Да, – кротко сказал Мамору и сел перед камерой; его руки оставались связанными.


Когда Мамору отвели назад, его сопровождающий скривился от бьющего в нос запаха.

– Блядь! – сказал он. – Держи.– Он бросил на кровать бутылку с водой.

– Спасибо, – сказал Мамору.

Это была мелочь, но всё, что заставляло их видеть в нём живого человека, а не пешку в игре, радовало.


Снова часы ожидания. Затем дверь открылась, и за ней он увидел разъяренные лица своих похитителей.

– Давайте его сюда.

Его выволокли наружу прежде чем он мог сказать, что выйдет сам.

– Они по-прежнему отказываются, – сказал главарь. – Мы должны показать им, что не шутим. Развяжите ему руки.

– Вы собираетесь отправить им один из моих пальцев? – спросил Мамору, шевеля запястьями, чтобы восстановить движение крови и говоря себе, что это будет быстро, и он сможет это пережить.

– Я собираюсь послать им всю руку, Такатори, – сказал похититель. -Ты правша, так что мы возьмём левую, не волнуйся.

Мамору в отчаянии обмяк, и когда один из похитителей, державший его руку, ослабил хватку, Мамору рывком освободился и ударил его локтем в солнечное сплетение. Резко развернувшись, он схватил со стола коробку с компакт-диском и швырнул в лицо второму. К несчастью, он был не в форме и не попал в глаз, а просто рассек тому лоб, а потом они все набросились на него.

– Глупо, Такатори. Очень глупо, – сказал главарь и ударил его в живот. А потом с презрением смотрел, как Мамору пытается дышать. – Жалкое ничтожество. Держите его.

Мамору был поднят и прижат к столу, его левая рука вытянута и распластана перед ним. Это случится, осознал он. Спасения нет. Сюити был мёртв, Ая – за тысячи километров. Наги – нет смысла даже думать об этом. «Я буду умолять», – подумал он, и ему захотелось разрыдаться. «Они отнимут у меня даже самоуважение».

– Может, стоит отправить это в его компанию. Они хотя бы заплатят, чтобы его вернуть, – сказал тот, которого он ударил. – Мы хоть что-то получим за всё это дерьмо.

– Чего стоили все ваши планы, – сказал Мамору, и почувствовал радость, что смог сделать хотя бы это.

– Держите его руку прямо, – скомандовал главарь, и Мамору понял, что окончательно разозлил его. – Я буду рубить у локтя. И если это не заставит их сделать что мы хотим, мы будем посылать кусок за куском, пока они не уступят!

Мамору повернул голову и увидел в руке главаря топорик для мяса. «Нет», – подумал он беспомощно и бесполезно, – «я не хочу этого».


Взрыв швырнул его через всю комнату. Он здорово приложился о дальнюю стену и сполз вниз; в голове звенело. Почти минута ушла у него на то, чтобы осознать, что взрыв был беззвучный. К тому времени пыль осела; он увидел, как кто-то стройный и одетый в тёмное шёл к нему, причём щебень и мёртвые тела сами собой сдвигались, расчищая путь. Мамору моргнул, глядя на своего спасителя снизу вверх, и сказал себе, что не должен так по-идиотски улыбаться.

– Ха, – сказал Наги, глядя на него сверху вниз, и больше не сказал ни слова. Он выглядел точно так же, как четыре года назад, когда в ярости вылетел прочь из офиса и из жизни Мамору – вплоть до стильно растрепанных волос, которые, наверное, по-прежнему стоят ему бешеных денег в лучших парикмахерских.

Мамору решил, что и с его стороны промолчать будет лучшим вариантом. «Где тебя носило эти четыре года?» прозвучало бы слишком глупо. «Надеюсь, ты не ждёшь, что тебе оплатят прогулы» – шутка, которую могли не понять. «Я скучал по тебе»… Ой. Это было просто убого. Так что вместо слов он протянул вверх спасённую левую руку, будто вполне естественно было ожидать, что невесть откуда появившийся Наги захочет помочь ему подняться. Через мгновение теплые сильные пальцы сомкнулись вокруг его запястья, и Мамору был рывком поставлен на ноги – демонстративно без помощи телекинеза.

– Спасибо, – сказал Мамору, махнув в сторону останков похитителей. – Эти ребята начали верить, что Критикер не будут вести переговоры с террористами, и обсуждали, в скольких коробках отправят меня назад.

– Переговоры определённо не входили в мой список дел, – сказал Наги, глядя на трупы, комнату, на что угодно, кроме Мамору. Например, на видеокамеру. Если она не была сломана во время взрыва, то уж теперь сломалась точно, подумал Мамору, глядя, как она гнётся и корёжится под взглядом Наги.

Наконец Наги вздохнул и повернулся к нему.

– Мамору, это не спасательная операция. Критикер нанял меня для твоей ликвидации.

Интересно, подумал Мамору, как сильно он, оказывается, хотел увидеть Наги снова, если ему так больно это слышать. И от того, что его подозрения о предательстве внутри Критикер подтвердились, тоже было больно.

– Почему ты? Почему они доверили тебе это задание?

Наги пожал плечами, как бы невзначай отступив на шаг.

– Я припоминаю большую ссору, где фигурировали выражения «убийца и ублюдок» и «эгоистичный мерзавец», а также откровения о предпочтениях в сексе.

– Это и правда было неловко, – сказал Мамору, оценивая расстояние до двери. Вряд ли он сможет обогнать телекинез, но должен по крайней мере попытаться. – Особенно на заседании совета директоров.

– Всему виной моё европейское образование, – невозмутимо парировал Наги. – Оно сделало меня излишне эмоциональным. – Он покачал головой и положил руку на плечо Мамору. – Перестань думать о том, как бы улизнуть; если бы я собирался убить тебя, то давно мог сделать это, а не заниматься болтовнёй. Ты всегда жаловался, что я недостаточно разговариваю с тобой, и вот видишь, я здесь – и говорю с тобой.

Мамору немного расслабился. Он очень надеялся, что Наги сказал правду. – Почему они хотят меня убить?

– Не знаю; у меня не было времени докопаться до причин. На самом деле они не знают, что наняли именно меня. Кроуфорд сказал, что я должен перехватывать все сообщения на имя одного моего коллеги по бизнесу, потому что одно из них меня очень заинтересует. И не делай такое выражение лица, Мамору, его предвидение позволило мне спасти тебя. – Он отвернулся и пробормотал себе под нос: «Мы что, опять будем ругаться из-за Шварц? Сейчас?»

– Нет, – сказал Мамору. – Спасибо, Наги.

Он сделал паузу, прищурившись.
– Хотя мы могли бы поругаться из-за того факта, что по правде это и есть спасательная операция. Знаешь, а я ведь почти забыл твоё чувство юмора.

Он был рад увидеть, что Наги ему улыбается.

– И опять это европейское образование виновато, – сказал Наги. – У меня были ужасные ролевые модели.

Он внезапно протянул руку и откинул волосы с лица Мамору.

– Ты дерьмово выглядишь.

– Меня похитили, кормили объедками и собирались отрубить мне руку.

– Я должен был убить их ещё раз. Давай-ка выбираться отсюда. Я предполагаю, ты не захочешь официально остаться мертвым и обратиться к преступной жизни? Ты не очень вписываешься в Шварц, но Шульдих велел тебе передать, что если ты ещё достаточно милый, то можешь быть нашим маскотом!

– Я бы предпочел заняться устранением явных проблем в Критикер, – сказал Мамору, когда они осторожно вышли в пустынный коридор и дальше за двери. – Но спасибо за предложение. Ты знаешь, я думаю, мне может понадобиться надежный начальник охраны и личный телохранитель с паранормальными способностями. Могу ли я соблазнить тебя оставить преступную жизнь?

– Возможно, – ответил Наги, проверяя обстановку. – Пошли, моя машина дальше по улице. А пока позволь мне в ответ соблазнить тебя отправиться ко мне в квартиру принять душ и переодеться, а потом я могу угостить тебя ужином.

Он ухмыльнулся и перешёл на бег, направляясь к стоящему поодаль автомобилю. Мамору держался рядом.

– Тебе придется реформировать и бухгалтерию тоже, – сказал Наги, когда дверцы открылись перед ними и двигатель машины плавно завёлся. – Они раздают бешеные деньги кому попало, первым попавшимся наёмным убийцам!

Мамору запрыгнул в машину, чувствуя себя в такой же безопасности, как несколько лет назад, до их ссоры. Правда, он не рисковал спрашивать «что ты сделал с настоящим Наоэ Наги?», пока не был уверен, что это прозвучит как шутка.

Впервые за четыре года он был счастлив, хотя и знал, как глупо это было. Его враги думали, что он мертв, и не знали, что он вернул себе своё самое мощное оружие. И сегодня, всего на один день, он может даже расслабиться; Наги был на его стороне, и в приподнятом настроении, готовый шутить и смеяться.

Это было как в старые добрые времена, только лучше.


Название: Падение Луны
Ссылка на оригинал: Moonfall
Автор: Daegaer
Пейринг: Наги/Мамору
Категория: слэш
Жанр: AU
Рейтинг: PG-13
Размер: 956 слов в оригинале
Примечание: продолжение фика «Спасательная операция»
Предупреждение: упоминание мужской беременности и экспериментов на человеке
Саммари: У Наги весьма неожиданные новости для Мамору.

Квартира Наги была красивой и просторной, и оказалась гораздо больше, чем ожидал Мамору. Видимо, преступная жизнь хорошо оплачивалась. Столовая, она же гостиная, с одной стороны завершалась кухонной зоной, а с другой через открытую дверь виднелся приличных размеров кабинет. У стены был свёрнут небольшой футон. Остальные двери, предположил Мамору, вели в спальню и, как он нетерпеливо надеялся, в ванную.

– Душ там, – сказал Наги, указывая на левую дверь. – Мы всё еще более-менее одного размера, так что я подыщу тебе чистую одежду.

Вода была восхитительно горячей. Мамору решил, что Наги, наверно, не будет против, если он воспользуется его бритвой. Однако позаимствовать чужую зубную щётку было бы нарушением уже всех границ, так что Мамору почистил зубы, выдавив пасту на палец, и закончил процедуру жидкостью для полоскания рта. В стакане на полочке он заметил две зубных щётки, и на минуту замер. Это его не касается, сказал он себе. Наги может делать что хочет. Хотя, если посмотреть на выстроенные вдоль бортика ванны игрушки для купания, он мог бы найти себе кого-то менее избалованного и более зрелого. Потом, устыдившись собственной мелочной ревности, Мамору завернулся в полотенце и отправился на поиски одежды, которую ему пообещали.

– Я собираюсь заказать еду на дом, ты не против? – спросил Наги, быстро прикрыв телефон ладонью. – Или могу приготовить что-нибудь, если ты предпочитаешь домашнюю еду.

– Нет, всё в порядке.

Идея Наги-кулинара была увлекательной, хоть и непривычной, но идея с быстрой доставкой еды была лучше. Мамору сел на диван, чувствуя себя скованно в чужой одежде. Он всегда был немного шире Наги в плечах, так что даже футболка и свитер оказались ему тесноваты; но на сегодня сойдёт. Как же он устал.

Спустя несколько минут рядом с ним на диван присел Наги.

– Я пришёл бы раньше, если б мог, – сказал он. – Чтобы найти тебя, потребовалось время.

– Ты пришёл как раз вовремя, чтобы спасти мне руку, так что спасибо, – ответил Мамору, и выдал хоть и измученную, но улыбку. – Дожидался самого драматического момента?

– Ты же знаешь, как я люблю эффектно появиться, – парировал Наги. Он замолчал, потом глубоко вздохнул. У него был такой вид, будто он собирается с духом, чтобы сообщить что-то типа «в ближайшее время Луна упадёт на Землю и уничтожит всё живое». – Я скучал по тебе.

– Серьезно, что ты сделал с настоящим Наги? – сказал Мамору.

Судя по выражению лица Наги, Луна была примерно в половине секунды от поверхности Земли.

– Ну, материнство меняет мужчину.

– Э?

– Когда ты крайне жёстко начнёшь менять порядки в Критикер, я буду тебе помогать, – сказал Наги. – За мной должок. Кто-то санкционировал возобновление работы над проектами твоего брата.

– Которого?

– Масафуми, если только Хирофуми тоже не занимался биоинженерией. Я слишком поздно обнаружил, что те медосмотры, на которые ты меня посылал, были не просто медосмотрами. Я думал, что за этим стоял ты, поэтому и разъярился так.

– В каком смысле "не просто медосмотрами"? – спросил Мамору в ужасе. – Наги, мы просто ничего не знали о том, как то, что ты делаешь, могло сказаться на твоём здоровье, и я хотел, чтоб ты проходил регулярные обследования, вот и всё...

– Поздравляю, Мамору, ты отец. Ты сделал мне ребёнка. Или, точнее, Масафуми сделал – но от этой идеи меня блевать тянет. Нет, на самом деле, он твой, и у меня есть результаты крайне сложного теста на установление отцовства, чтоб это доказать.

Мамору уставился на него и подумал об игрушках в ванной. Кажется, Наги не шутил. Молчание затянулось, и тянулось до тех пор, пока Мамору не выпалил:

– Но как... мы что, должны были использовать презервативы?.. Я имею в виду, как это вообще?..

– Они накачали меня специально разработанными Масафуми гормонами и имплантировали оплодотворенную яйцеклетку с нашей смешанной ДНК – я думаю, просто чтобы посмотреть, что получится, – сказал Наги. – Я был в ярости и ужасе, когда выяснил, что к чему. Тебе сильно повезло, что я просто наорал на тебя тогда.

– Но почему ты от него не избавился? – спросил Мамору.

Наги посмотрел на него с иронией.
– "Здравствуйте, доктор, я бы хотел записаться на аборт для пациента мужского пола. Конечно-конечно, вы можете сделать себе карьеру в науке, исследуя этот случай до конца своей жизни!" – Он пожал плечами. – Точно могу сказать, что дело было не в моих католических принципах. Я хотел обратиться за помощью к друзьям, но Шульдих и Кроуфорд не выходили на связь. Единственный, кто отозвался ... – он вздохнул. – Это, вероятно, было не самым лучшим решением в моей жизни – сообщить религиозному маньяку, что я жду ребёнка, зачатого чудесным образом. Подозреваю, что Фарфарелло разбил лагерь в аэропорту и несколько дней поджидал меня там.

Похоже, ему не хотелось больше говорить на эту тему, и Мамору едва ли мог винить его за это.

– Э... мальчик или девочка? – спросил он.

– Мальчик. Сюити. Я думал, тебе должно понравиться. Сегодня он ночует не здесь, я не хотел тебя слишком шокировать.

В дверь позвонили, и Наги пошел проверить, что это еда, а не враги. Он вернулся с тяжелой сумкой, полной контейнеров, и начал выкладывать их на стол. Мамору смотрел на доказательства того, что даже после четырех лет Наги не забыл, что ему нравилось, и снова ощутил, какими тяжёлыми были годы без Наги. И в профессиональном плане, и в личном.

– После ужина мы можем обсудить, что сделаем с теми, кто сделал это с тобой, – сказал он.

– После ужина, – ответил Наги, – ты посмотришь фотографии Сюити. А уж потом мы можем поговорить об убийствах.

– Я бы хотел встретиться с ним, – сказал Мамору. Надо было с чего-то начинать.

Наги ответил ему широкой, искренней улыбкой.

– Я убью всех твоих врагов.

@темы: Secret Santa-2015, слэш, перевод, Оми, Наги, PG-13

URL
Комментарии
2016-01-02 в 03:34 

Miriadka
Обоже, Санта ,я не знаю что сказать! :laugh: :crzfan: Первому фанфику я радовалась, как безумная, а на втором удивлённо читала, разинув рот :-D
Похищение Мамору и его спасение - это было очень интересно. Я не ожидала, что меня настолько захватит, старалась даже читать помедленнее :gigi:
Неожиданно, что история вырулила на совместного ребёнка. Ну что ж, бывает. Отчего-то мне кажется, что в таком случае у автора могло бы быть продолжение (надежда умирает последней). Блин, у автора столько историй, я потерялась.
За своими рассуждениями совсем забыла поблагодарить! :jump: Спасибо, огромное спасибо за подарок!!!

2016-01-02 в 10:50 

Рыжая Стервь
Нет предела совершенству!
Такой экшен, смешанный с любовью... Ммммм... отдельно порадовало упоминание Фарфарелло! Представила, что он почувствовал, когда Наги сообщил ему о своей беременности. Автор, это чудо просто!

   

Weiss Kreuz Karneval

главная